Новый сайт начал работу


Формирование и развитие приуральских татар происходило в условиях интенсивной миксации различных групп татар: казанских, мишарей, кряшен. Территориальная, хозяйственная и культурная общность с башкирами способствовала появлению этнически смешанных браков.
До начала XX в. традиционные нормы брачного возраста казанских татар и башкир были близки. И те, и другие в этом отношении сближались с астраханскими татарами и казахами (3, с.137). В начале XX в. татары и башкиры отличались более ранним замужеством женщин и относительно поздней женитьбой мужчин (3, с. 136-137). Много общих черт прослеживается также в традиционной свадебной обрядности этих двух народов.
Свадебный цикл имел сезонную направленность: сватовство и начало совместной жизни супругов начинались обычно зимой. Переезд молодой в дом мужа происходил летом. У татар расселенных в Верхне-Кигинском, Дуванском, Салаватском, Иглинском, Нуриманском районах Башкортостана (4) (Уфимский, Златоустовский уезды Уфимской губ.), свадебная обрядность состояла из сватовства, помолвки, религиозного оформления брака, периода тайного посещения молодым своей жены, переезда ее в дом супруга, встречи молодой и обеда в честь ее приезда, основной свадьбы в доме мужа.
Сватами (баш кода, яучы) могли быть как мужчины, так и женщины, преимущественно пожилого возраста. Сват, отправляясь в дом девушки, закатывал штанину, а войдя в дом старался сесть на подушку. После того, как родители девушки давали согласие на брак, в ее доме устраивали сговор-помолвку (яр?ш?), во время которого родители девушки обговаривали со сватом условия выдачи замуж дочери. Они определяли сумму денег, которую должны были выплатить родители жениха (м???р, т?н сатуы): она достигала 80 рублей, количество и качество одежды для невесты, постельных принадлежностей, продуктов, скота и подарков для матери девушки. В знак согласия на брак родители невесты передавали родителям жениха через свата подарки: салфетку, отрез ткани, платок, шаль.
Через месяц-другой в назначенный день с утра в дом невесты привозили обговоренные вещи и продукты, сложенные в сундуки и ящики (артмак). К полудню съезжались гости - родители, ближайшие родственники жениха и невесты. Приглашенный мулла проводил религиозное оформление брака, зачитывая выдержки из корана (никах). Молодые при этом не присутствовали. Невеста сидела в окружении подруг в соседнем доме, а жених у себя дома.
После завершения обряда девушку приводили домой и усаживали под полог (чымылдык). Братья невесты привозили жениха с дружками. На пути жениха чинили препятствия ее родственники и односельчане. У ворот дома парни пропускали его только после того, как он даст им выкуп (капка юллыгы), у дверей помещения, где сидела невеста, подростки просили деньги за право войти туда.
Жених оставался у невесты подряд 2-4 ночи. По утрам их приглашали в баню, после которой жених оставлял на подоконнике деньги для женщин, топивших баню. Они угощали супругов кушаньями, в т.ч. обрядовым, больших размеров блином из пресного теста (кия? кыймагы).
Затем новобрачный уезжал домой. Он периодически навещал свою жену тайно (кия?л?п й?р?). Молодожены не имели права показываться вместе в обществе, за исключением редких прогулок в лес ранней весной и летом.
Летом, в июле, обычно в Покров день, всех молодых жен перевозили в дом их мужей (килен т?шер?). Муж приезжал за женой в крытой повозке (кийм?) с кучером. Домочадцы встречали его как большого гостя, усаживали на подушку. В ответ жених пел песню: