Новый сайт начал работу

У татар, известных в русской литературе под общим именем «казанских», в губерниях Казанской, Вятской и северо-восточном углу Симбирской, резко их отличающих от других тюркских элементов России (мещеряков, башкир, киргиз, сибирских, оренбургских, астраханских, крымских и др. татар), существуют еще своеобразные способы приобретения невесты, как остаток глубокой старины в Поволжье. Как способы приобретения невесты, так и свадебные обычаи казанских татар представляют резкие отличия от обычаев и обрядов прочих их соплеменников и имеют большое сходство с обрядами соседних инородцев (чуваш, черемис, мордвы и вотяков), что указывает на близкое  их  соседство  с древнейших  времен  и  взаимное влияние.

В настоящее время у казанских татар существует три способа приобретения невесты: 1) Похищение путем насильственным, то есть против воли как самой девушки, так и ее родных; 2) Добровольный уход девушки из родительского дома к жениху — по обоюдному с ним согласию, но без ведома и согласия родителей сторон; 3) В порядке обыкновенного сватовства, по воле и предварительному соглашению родителей сторон. Все эти способы практикуются и у прочих инородцев Поволжья.

 

Первый способ, то есть похищение более древний и первобытный (называемый у татар кыз урлау "кража девушки"), хотя уже довольно редко, но все еще практикуется. К этому способу прибегают в том случае, когда нет надежды склонить невесту и ее родителей на обыкновенный брак.

Похищение совершается по заранее обдуманному плану и кончается, большей частью, успехом.

Потерявший надежду на обыкновенный брак с возлюбленной девушкой или же имеющий природные недостатки (препятствующие выгодно вступить в брак) парень, подговорив несколько  человек своих товарищей,  обыкновенно  из  своей родни, снаряжает компанию молодежи на охоту за намеченной девушкой. Подкараулив в засаде или нагнав на пути жертву, поезжане быстро схватывают и, повалив ее в экипаж, мчатся в заранее намеченное селение, где заезжают к своему родственнику или близкому знакомому. Скрываются здесь до тех пор, пока родители жениха не заручатся согласием родителей невесты на совершение бракосочетания в законном порядке. Бабы из родни жениха в это время уговаривают невесту выразить свое согласие на совершение законного брака, напоминая при этом о предстоящем позоре и других для нее последствиях, в случае ее отказа. Если стороны долго не соглашаются, то молодые все продолжают скрываться и, чтобы не быть замеченным в деревне, помещаются обыкновенно в бане или в каком-нибудь холодном строении. В случае обнаружения своих следов, чтоб не быть пойманным, молодые ночью переходят в другое место или уезжают совсем в другое селение, а летом и в лес. О них имеет сведение только тот, кто их проводил, если и он потерял след, то молодые дают о себе знать через кого-нибудь из родственников или знакомых.

Захватив невесту, жених спешит вступить с ней в фактический брак. Если похищенная на это не соглашается или сильно сопротивляется, то по всем правилам грабежа совершается над ней насилие, иногда даже при содействии товарищей похитителя, и этим вынуждают ее согласие на бракосочетание.

Так как бесчестие девушки считается величайшим позором для нее и лишает невесту всякой ценности, то похищенная и ее родители поневоле должны согласиться на брак с похитителем. Об этом сложилась даже поговорка: кем бел?н каралган, шуны? бел?н агарсын ("с кем почернела, с тем пусть обелится").

За похищенную дочь родители требуют с жениха калым гораздо больше обыкновенного, как деньгами, так и вещами, и женитьба обходится не дешево. По соглашении сторон молодые ночью приезжают в дом жениха и для совершения брака приглашается мулла того прихода, из которого похищена невеста. Сам брак совершается в доме жениха, где бы он ни находился. Муллы при этом также пользуются случаем: берут за бракосочетание и на проезд вдвое и втрое более обыкновенного.

Такой брак не имеет особенных церемоний, и этим кончается вся (первобытная) свадьба, и довольно скучно После свадьбы молодые приглашаются в дом невесты, и родители ее отдают приданое. В тех же случаях, когда невеста и ее родители ни на каких условиях не соглашаются на совершения бракосочетания,  то  невеста,  в  большинстве  случаев,  отбирается просто, и дело до суда не доходит, так как всякое соглашение о таком позоре, чем больше оно будет распространятся в народе, тем хуже отразится на репутации девушки. И сама явка девушки в суде считается не меньшим позором для нее

Кончая свои заметки об этом оригинальном способе приобретения невесты, я считаю не излишним указать на то, кто именно является обыкновенным похитителем и кто — похищаемым, а также изложить вкратце и те главнейшие обстоятельства, при которых совершается сама кража. а) Похитителями являются всегда молодые парни, а пожилые и вдовцы ни когда не пользуются таким средством. Похищают обыкновенно заранее знакомую девушку, как из своего, так и из другого селения, но не из своей родни Совершенно незнакомую и случайно попавшуюся никогда не крадут. Похищают исключительно девушек, а вдову, как бы она ни была молода и красива, не воруют. б) Если похищение совершается в самом селении, то непременно ночью — и при содействии знакомой невесте женщины. Эта последняя под каким-нибудь предлогом должна заманить девушку вдаль от родительского дома и доставить ее в распоряжение похитителей. Когда же облава производится на пути, то есть вне селения, то похитители прежде всего спешат выпрячь лошадь, везущую девушку, в случае надобности — режут и сбрую, связывают даже и проводника, если он сопротивляется. Подобная расправа делается с целью остановить их дольше на дороге, а самим с добычей удобнее скрыться и не быть настигнутыми. В случае сильного сопротивления, похищенную покрывают рогожкой и, в виде мешка, кладут под себя. Если она не перестает кричать, призывает на помощь, то ей зажимают рот или же компания принимается за громкое песнопение, с целью заглушить голос похищенной и чтобы всякий посторонний мог принимать их за пьяную компанию, возвращающуюся из гостей или с базара. Если кто осведомится о плане и замыслах компании, или же случайно обнаружит похищение девушки, то от него отделываются выкупом, на такой случай у поезжан всегда имеются деньги, без чего на это предприятие не выезжало. В случае погони и полного отсутствия надежды компании на успех, девушку бросают на дороге, то есть просто сталкивают с экипажа, а сами мчатся дальше.

В прежнее время, как мне рассказывали, в уездах Буинском и Тетюшском бывали случаи взаимного похищения девушек между чувашами и татарами.

II. Добровольный уход девушки

Второй способ приобретения невесты то есть уход ее к жениху по обоюдному с ним соглашению (называемый по-татарски чыгып бару, чыгып кит?, ябышып чыгу) — тоже очень древний. По свидетельству арабского писателя X века Ибн Руста, он практиковался и у буртасов на Волге в той самой форме, в какой мы находим его в настоящее время у казанских татар и прочих инородцев Поволжья.

Арабский текст сообщения Ибн Руста "В? из? эдр?к?тел-?арият? мин?ум т?р?к?т тагата аби?а в? ?хт?р?т ли-н?фси?а м?н ?рад?т мин?р-ри?али иля ?н йажиэ ?ба?а хатаб? ф?й?хт?б??а ф?й?заууижу?а мин?у ин ?рад???". Перевод, сделанный Хвольсоном: "Девица у них, когда войдет в лета, перестает повиноваться отцу, и сама по желанию своему выбирает себе кого-либо из мужчин (для сожития с ним), пока не явится к отцу который сватается за нее, если нравится отцу, получит от него дочь в замужество".

Большинство браков татар в настоящее время совершается по этому способу. Сложилась даже поговорка: угылы? кемне с?йс?, килене? шул булыр ("снохою будет та, кого сын возлюбит"), кызы? кемне с?йс?, кияве? шул булыр ("зятем будет тот, кого дочь возлюбит"). При существовании такого способа, вступающие в брак, выбирая себе подходящую пару для жизни, сами непринужденно распоряжаются своей судьбою, а не их старшие.

Такой способ брака, основанный на взаимной любви, ничем не стесняет желающих вступить в брак: ни временем, ни возрастом, ни расходами, не нужно ждать даже и очереди (пока не женится старший брат, или не выйдет замуж старшая сестра).

Существование такой формы бракосочетания несколько гарантирует судьбу девушки и от произвола бессердечных родителей, готовых выдать своих дочерей из-за материальных выгод за какого-нибудь идиота или седого старика. Если родители вздумают выдать дочь вопреки ее согласия, не умоляются ее просьбой и слезами, то девушка убегает за другого (часто даже накануне свадьбы) Если девушка не имеет возлюбленного, то через кого-нибудь из родственников или знакомых предлагает себя какому-нибудь молодому парню, заручившись согласием последнего, и выходит за него. Девушки и парни с ранних лет заводят игрища, при чем взаимно знакомятся. Вследствие этого обыкновенно является между ними любовная связь, так что почти каждая деревенская девушка имеет своего возлюбленного.2

Поэтому у татар очень много песен любовного характера В них певец — парень то восхваляет свою возлюбленную, то обращается к ней с различными словами. Употребляя при этом лишь ласкательные выражения ?анкай ?аный (душенька моя), имени ее не называет.

Грамотные парни очень склонны к составлению любовных писем. Письма с различными украшениями и полных любовного характера стихами, посылаются девушкам с предложением на любовную связь. В случае согласия девушки, начинается бесконечная переписка, в которой авторы восхваляют друг друга и выражают взаимную искренность.

Фукс познакомился с двумя молодыми татарками и начал за ними ухаживать. Эти татарки, желая вступить в любовную связь с автором, стали посылать любовные письма. Перевод некоторых писем и помещенных в них стихов авторов приво-дит в своей книге — на стр.39-43.

Девушка, имея любовника, с другими парнями уже не играет, в противном случае любовная связь между ними прерывается. Сговорившись с любовником и взяв узелок самых необходимых вещей (платья), а иногда и без этого, девушка тайком уходит из отцовского дома к жениху. Если жених из другого селения, то он ночью увозит невесту сам.

Со стороны жениха через день или два дается знать родителям невесты, что дочь их там-то, и между сторонами начинается уговор о совершении бракосочетания и торг о калыме. Дело выгодно решается в отношении жениха, так как условия свадебной сделки диктуют его родители, и калым назначается сравнительно небольшой Невесту обратно не берут: она уже считается опозоренною, и сгладить пятно вступлением в законный брак. Если из-за досады в исключительных случаях родные и берут девушку насильно в свой дом, то она, не медля, убегает в дом жениха снова. Про таких девушек обыкновенно говорят: ?зе егылган еламас — ?зе тапкан, ?зен? ?пк?л?р (упавши сама — плакать не будет, сама нашла — будет винить себя). По соглашении сторон, в дом жениха приглашается мулла для совершения бракосочетания, которое происходит уже в обычном порядке. Муллы и здесь пользуются случаем, берут за совершение брачного обряда и на проезд гораздо больше обыкновенного. Некоторые родители, считая себя сконфуженными поступком дочери, сильно гневаются на нее, отказываются даже присутствовать при совершении брака, долгое время не принимают убежавшую дочь в свой дом, не отдают ей приданого, но все это постепенно забывается и временем сглаживается, — и дочь остается дочерью. Если встретятся какие-либо препятствия к совершению законного брака, например, одному из брачущихся не исполнилось законного числа лет, или девушка вышла за новобранца, то обыкновенно дожидаются времени, и невеста, оставаясь в доме жениха, продолжает быть его женою; иногда до совершения законного брака становится и матерью В таких случаях совершается предварительный брак (и?абе кабул) обыкновенно азанчеем (пономарь) или кем-либо другим, так как муллы, боясь ответственности, в подобные дела не вмешиваются. Но это в глазах татар не считается простым сожительством, брак по мусульманскому закону считается действительным (его не бывает лишь на бумаге) и ребенок считается законнорожденным.

По исполнении законного числа лет, или же по возвращении солдата со службы, приглашается мулла и совершается официальный брак с записыванием в метрику. С другой стороны такой брак, основанный лишь на одной совести и вере, не имеет особенной прочности. Если невесте не понравится жених, или его домашние, то она через некоторое время уходит обратно в отцовский дом, а иногда выходит за другого жениха, или же дожидается времени, когда выдаст ее отец.

К знакомству девушек с парнями и их самовольному выходу замуж поводами являются летние игрища молодежи, осенние и зимние вечера, обычай возит девушек зимою в другие селения (к родственникам) на посиделки и, наконец, различные женщины.

Летние игрища происходят обыкновенно в мае, в июне месяцах по вечерам на немноголюдных улицах, на берегах реки, а по праздничным дням — в лесу, на лугу и т.п. (уен таган асты). В долгие зимние вечера деревенские девушки часто собираются в тех домах, где взрослых мужчин или совсем нет, или же они временно отсутствуют (аулак). Такие вечера посещаются и парнями, заводятся разные игры (аулак уйнау)

Осенью во время рекрутских наборов сельское население колет всякую лишнюю домашнюю птицу (гусей, уток). У кого есть утки и гуси, — в этом доме в день колотья птиц бывает настоящий девичий праздник (каз йолку, каз ?м?се). Щипать пух и перья колотой птицы собираются девушки из родни и знакомых, привозятся девушки-гости из других селений. По окончании работы все наряжаются и гурьбою отправляются к реке мыть щипанных птиц, а по окончании работы после ужина девушки предаются увеселениям, собираются парни, и при игре заводятся новые знакомства между парнями и девушками.

Эти увеселительные сборища часто служат причиною к безразборному уходу девушек замуж. Часто бывают случаи, что девушка выходит за только что принятого в солдаты новобранца, отпущенного домой на короткий срок.

Зимой возят девушек в другие селения к родственникам на посиделки, то есть в гости на несколько недель (утырма). Эти приезжие девушки (кунак кызы) наблюдаются парнями, и заводятся между ними знакомства. Часто случается, что девушка-гостья оттуда же выходит замуж по своей воле, то есть сговорившись с парнем, выходит за него. А иногда при возвращении из гостей делается жертвою похитителей

Виновниками самовольного ухода девушек очень часто являются молодые женщины (димче), обыкновенно жены старших братьев, дядей (девушки), замужние сестры, тетки (жениха), которые делают предложения девушке от имени парней, правдой и кривдой добиваются согласия девушки на выход. Имена этих женщин слышаться и в песнях и в поговорках.

"Кыз димл?г?н ?инги, си?а х?лал булсын бер яулык", "...кыз димл?? бер алтын", "димче ди?гез кичер?".

Между близкими родственниками игрищ не бывает, почему и нет случаев добровольного выхода девушки за более или менее близкого родственника.

Не бывает также и случаев похищения из своей родни. Таковые браки совершаются исключительно по воле родителей сторон.

Несмотря на все эти вольности, нравственность девушек у татар можно считать довольно развитою. В случае обмана девушки мужчиной и насилия над ней, девушка не отстает от опозорившего ее, за него всегда и выходит. Всякое уклонение от брака с ней считается преступным. В таких случаях за девушку заступается общество и принуждает виновника к браку с ней. В подобных случаях калым дается самый ничтожный. Поэтому всякая связь девушки со своим возлюбленным до бракосочетания состоит лишь из простого знакомства. Если девушка не сделается женою того, с кем имела любовную связь, то она при такой воздержности ничего не теряет, выходит за другого, или заводит новое знакомство с другим. Можно часто слышать поговорки: "?пк?н-кочкан - ?илг? очкан" ("целование-обнимание уносятся на ветер"), "Ими мирнеке, башкасы ирнеке" ("грудь принадлежит миру, а прочее — мужу"). В тех случаях, когда парню навязывают девушку несправедливо, то брак по желанию жениха вскоре расторгается, чему уже никто препятствовать не может, но такие случаи (навязывания) бывают очень редко

III. Приобретение невесты в порядке обыкновенного сватовства, то есть по воле и предварительному соглашению родителей сторон

Обычным временем для такой свадьбы является весна. Начатая еще в феврале-марте месяцах, свадьба тянется до времени сенокоса. В другое время такую свадьбу заводят лишь в исключительных случаях, разве какой-нибудь вдовец, или тот, кто вздумает жениться на второй

Жених и невеста часто бывают заранее знакомы, и сватовство начинается по желанию жениха, который через кого-нибудь из близких родственников склоняет родителей к сватанию знакомой девушки. Или же он о своем желании заявляет матери, а последняя влияет на отца. Бывает и наоборот — жених и невеста иногда совсем не видят друг друга до брака, когда они живут в разных селениях.

Сватовство начинается с того, что родители жениха посылают кого-нибудь из своих, обыкновенно женщин, делать предложение родителям невесты. Эту сваху (называемую по-татарски "яучы" — нападающий, неприятель, или "димче" — примиритель) в доме невесты принимают с почетом, сажают непременно на подушку, угощают чаем При нежелании выдать, обыкновенно отговариваются молодостью дочери, невозможностью выдать ее в этом году по той или иной причине, или же дальностью расстояния, если жених проживает в отдаленной местности, но ни под каким видом не задевают самолюбия жениха, не хулят его. Вообще отказ объявляется при первом же посещении. Если не будет категорического отказа, то посылают и вторично и в третий раз — чтобы добиться согласия, которое дается не вдруг. При разговоре о сватовстве невеста не присутствует; если желают ее показать, то она, нарядившись получше, здоровается с гостями (если приехало их несколько женщин со стороны жениха с целью видеть невесту) н опять уходить куда-нибудь недалеко. При вторичном посещении, если дело будет улажено, назначают день для окончательного решения вопроса и уговора о калыме.

Размер калыма (по-татарски калын, употребляется еще арабское слово м???р мехерь. в Вятской губернии тарту — что значит вес) зависит от качества невесты (молодости, красоты, состоятельности ее родителей и т.п.) и постепенно уменьшается к старости. Дается и за вдову, но — сравнительно не большой. Без калыма брак не совершается. По мусульманскому законодательству определен наименьший его размер (?каль м???р). Относительно приданого невесты никаких вопросов не затрагивается, так как это считается предосудительным. Это дело всецело зависит от доброй воли родителей невесты. О подарках невесты родным жениха уговора также не бывает, но из-за них бывают иногда неудовольствия: родные жениха, как уплатившие известную сумму, желают получить хорошие подарки, а стороны невесты, избегая расходов, покупают сравнительно недорогие подарки. Вообще у татар со стороны невесты никаких обязательств не выговаривается.

В назначенный день для сделки приходят родители жениха. Если последние находят назначенный калым посильным для себя, то вопрос решается утвердительно, а в противном случае сделка не состоится.

После уговора родителям жениха, в знак верности, отдается часть приданого невесты, состоящая из столового белья (скатертей и полотенец с?лге, ж?йм?). А со стороны жениха дается часть условленных денег, иногда и подарки для невесты (платков, платье), что называется колак с?енчесе (радость ушей). Свадебная сделка в отношении жениха называется кыз килеш? (примирение о девушке), а в отношении невесты — кыз ярату (девушку дружить). В Вятской губернии в отношении обоих кыз аклашу (вероятно вместо — хаклашу оценивать девушку). Сама женитьба называется ?йл?нм?к — обзаводиться домом.

Обыкновенно в калым дают деньгами и вещами — платье, обувь, сундук, перину, строение (клеть), скот (корова, лошадь). Так как из-за качества условленных в калым вещей иногда выходят неудовольствия, то некоторые взамен вещей дают деньгами, предоставляя покупку таковых родителям невесты. Деньги, платимые в калым, целиком идут на покупку приданого для невесты и свадебных даров для жениха и его родных. Впрочем часть этих денег употребляется и на свадебные расходы по усмотрению родителей невесты. В израсходовании таких денег никому отчета не дается: они составляют как бы собственность родителей невесты.

Потом с обеих сторон идут приготовления к свадьбе, закупаются и шьются разные вещи (невесте, жениху и его родным в подарки) при чем невесте помогают (в шитье) подруги и девушки из родни. Если невеста до свадьбы выходит за другого жениха, или же родители ее по каким-либо причинам раздумают выдать свою дочь, то все вещи и деньги жениха возвращаются. Если отказ последует со стороны жениха, то вещи не возвращаются, а иногда подобный спор решается волостным судом. Родители жениха до свадьбы должны представить все условленные деньги и вещи (кроме скота и строений). По изготовлении свадебных принадлежностей, назначается день бракосочетания, что зависит от родителей невесты. Различаются дни счастливые от несчастливых. К первым принадлежат пятница и понедельник, суббота и вторник — к несчастливым. На свадьбу приезжают родители жениха, старшие братья с женами, замужние сестры с мужьями и др.

Родители невесты также приглашают с своей стороны близких родственников для участия в свадебном пиру. В день свадьбы при совершении брака кроме означенных гостей приглашаются еще все близкие и дальние родственники и знакомые со стороны невесты, вообще собирается большая толпа народа. Приглашаются приходские мулла и азанчей. Сама свадьба совершается без особых церемоний Жених и невеста при этом не участвуют. Отец жениха, или заменяющее его лицо занимает почетное место и называется баш кода (главный или старший сват). В присутствии сторон и гостей мулла, спросив предварительно о калыме, записывает подробно в бракоразводную книгу — какая часть калыма налицо (х?зер) и какая часть, в обеспечении невесты на случай развода или смерти мужа, остается за женихом (н?сия), стоимость каждой вещи и общую сумму, кто оставляет за собою неуплаченную часть калыма — жених сам, или же его отец. В присутствии сторон, мулла через двух свидетелей спрашивает согласия невесты Она выражает свое согласие словами — "согласна" или же говорит: "куда отец выдает, туда и я согласна"". Затем спрашивается согласие отцов невесты и жениха, которые, кроме словесного заявления, свое согласие удостоверяют еще подписью. По окончании этого нотариального договора, мулла читает особую молитву (никах хотб?се) на арабском языке. За совершение брака отец жениха дает мулле деньги (от 2-5 рублей), со стороны невесты дают немного. Теперь уже начинается угощение присутствующих гостей. Спиртных напитков не бывает; если гости имеют особенную склонность к ним, то их угощают после ухода муллы и прочих гостей, особенно вечером.

Среди разных кушаний первое место занимают мед и масло и особенно приготовляемый "чек-чек" или "зюача" — как называют в Казанской губернии Поевши последнее кушание, все присутствующие кладут в пользу невесты деньги (кто сколько может). В Казани "чек-чек" не из числа свадебных кушаний вместо него подают гостям кружку меду, вернее подслащенной воды ширб?т ("шербет"); гости поочередно и понемногу пьют его и кладут на особую тарелку деньги. После угощения хозяина вносятся поочередно свадебные кушания, привезенные от жениха и приехавших на свадьбу его родственников (отдельно от каждого). Эти кушанья состоят из 4-12 (четного числа) караваев белого хлеба, из 1-2 жаренных гусей и некоторых других приготовлений из теста. Потом родителям и приехавшим на свадьбу родственникам жениха даются подарки от невесты — мужчинам — рубашки, женщинам — платья и платки. Получившие подарки кладут в пользу невесты деньги и обещают еще дарить домашним скотом (кто овцу, кто телку, корову, жеребенка, улей)... После обеда все родственники и знакомые невесты расходятся, остаются лишь гости приезжие. В некоторых местах (например, в Вятской губернии) в день свадьбы невеста где-нибудь в соседнем доме угощает своих подруг, — туда же собираются и парни; поевши "чек-чек", все кладут деньги в пользу невесты, и начинается между молодежью игра Этот пир имеет характер прощального визита невесты подругам и парням. Хотя свадьба продолжается 2-4 дня, но в остальные дни особенных церемоний не бывает, гости являются уже как бы обыкновенными. В следующие дни гостей приглашают на обед и родственники невесты Условившись относительно дня приезда жениха, гости уезжают, с ними посылаются жениху свадебные кушанья Затем родители невесты и ближайшие ее родственники приглашаются в дом жениха, где происходит вторая половина свадьбы и в той же форме, как было в доме невесты.

Скушав присланный от невесты "чек-чек" тоже кладут деньги в пользу ее, кроме того стороны невесты обещают дарить молодых и домашним скотом. Пир продолжается столько же дней, сколько было в доме невесты. Некоторые приглашают родных невесты до отправления жениха к невесте. Жених в зто время еще не показывается родным невесты. А другие приглашают их тогда, когда жених уже раз или два побывал в доме невесты и познакомился с родными ее. Когда родные невесты гостят в доме жениха, то последний обыкновенно отправляется к невесте.

Через некоторое время снаряжают жениха к невесте. Жених и невеста предварительно (до свидания) моются в бане Он едет с дружкой, а иногда с двумя. Приезжают под вечер — обыкновенно на паре, хотя бы дом невесты находился и рядом. Иногда их останавливают у ворот дома невесты, дружка дает деньги, потом их впускают во двор. В некоторых местностях (впрочем этот обычай не старинный) за женихом посылают особых лошадей от невесты и с ними обыкновенно двоих неженатых братьев или из близкой родни. Но жених приезжает непременно на своих лошадях и сидит с дружкой вместе. У дома невесты встречает их толпа народу (молодежи, женщин и детей). Иногда жених у ворот невесты стреляет в воздух из пистолета или старинного мушкетона; впрочем этот обычай уже выходит из моды. Невесту в это время помещают в клети или другом холодном строении, а если есть отдельная изба, то в ней. Время прибытия жениха обыкновенно бывает в конце апреля и начале мая. Две женщины (жены старших братьев или замужние сестры невесты) заранее приготовляют постель для молодых. К прибытию жениха два мальчика (младшие братья или племянники невесты) держат дверь комнаты, в которой дожидается невеста, дружка дает им деньги и мальчики уходят (это называется ишек басу). Жених в сопровождении дружки входит в помещение невесты, которая в это время сидит за пологом, а на постели, приготовленной для молодых, сидят две девочки (младшие сестры или племянницы невесты), которые, получив от жениха деньги, также уходят)

Дружка, принесши сундук с подарками жениха, тотчас же уходит. Жених, поздоровавшись с невестой, предоставляет ей себя раздевать и разувать, то есть снять одежду и обувь. В деревнях при отправлении жениха к невесте его одевают женатые братья и товарищи; подпоясывая, прячут концы пояса, чтобы невеста не сразу могла найти их, это делается с целью видеть сметливость молодой. В прежнее время, как рассказывают старики, прятали концы оборок у лаптей, ныне же никто уже к невесте в лаптях не является. Если нет у себя кожаной обуви, то занимают у других. Ичитки тоже надевают очень туго, чтобы молодая долго не могла снять. В последнее время подобная церемония (раздевание и разувание) уже выходит из моды. Молодые предварительно молятся Богу, а потом подается чай и ужин. В это время приглашается и дружка, молодая при нем не закрывает лицо, то есть не прячется. Угощает молодых замужняя женщина (жена старшего брата, или замужняя сестра невесты), которая одна только в определенные часы ходит в комнату молодых. Мать, незамужние сестры невесты и мужчины не ходят. Дружку приглашают на каждый обед и ужин к молодым. Ночью топят для молодых баню обыкновенно двое (муж с женой) из ближней родни, и баню ни на минуту без надзора не оставляют, боясь порчи молодых злоумышленника-ми . До рассвета молодые должны сходить в баню. Жених уже из бани выходит в платье, сшитом невестой. На другой день за топку бани (двоим) и за приготовление постели (тоже двоим) жених через невесту дает деньги, а невеста отдает сундук с подарками для нее самой и ее близких. В числе подарков первое место занимают принадлежности туалета (зеркала, духи, мыла, белила, кольца, серьги и т.п.). Мальчикам из родни невесты даются от жениха перочинные ножи, а девицам — принадлежности туалета. Дня через два молодых начинают приглашать в гости (на обед, чай) близкие родственники и знакомые невесты. Причем невеста раздает подарки от жениха (кия? б?л?ге). Хозяйка дома (куда приглашают молодых) в подарок от жениха невеста оставляет деньги (от 10-50 к) или платок. В некоторых местах молодым (в дом невесты) несут различные кушанья (аш китер?), за что тоже получают деньги и подарки от жениха.

Перед отъездом (дня через 2-4) жених представляется родителям невесты и, поблагодарив их за оказанные почести, уезжает, оставив невесту. При чем увозит с собою от невесты "чек-чек" для угощения товарищей, которые также кладут деньги, как знак пожелания счастья молодым. После этого жених посещает невесту раз в неделю или в две недели раз, приезжая по четвергам. Каждый раз он остается у нее по два дня, и это продолжается до летних увеселительных праздников "зеин". К зеину уже жених привозит невесту в свой дом, о чем бывает условлено заранее.

За невестой жених едет обыкновенно в среду и везет с собою несколько девушек (сестер, племянниц др.), а в четверг (накануне зеина) невесту увозят Провожать ее едут братья, сестры, племянники и племянницы (вообще молодежь). Отец и мать остаются дома, вместо них едет обыкновенно старший брат с женою или старшая сестра с мужем, это называется кыз озату, туй артыннан бару (проводы невесты, следовать за свадьбой).

Провожать невесту собираются все родственники и знакомые ее. Приданое невесты привозится с нею вместе Для этого наряжается особая подвода — простая телега на одной лошади, и называется это т?ш?к арбасы (телега постели, перины), а кучером сажается мальчик.

Невеста увозит с собою все то, что ей принадлежало в отцовском доме и что дал ей жених в калым (сундуки, постель, перина, подушки, белье, одежда, обувь, зеркала, принадлежности тканья, пряденья и некоторые сельскохозяйственные вещи, например серп и др.21).

Так как в это время (во время зеинов) бывает много свадебных поездов, то поезжане опасаются, чтобы не встретиться с другим свадебным поездом. Такая встреча, по суеверным понятиям, предвещает несчастье. Чтобы предотвратить несчастье, при встрече двух свадебных поездов (оба с невестой) в прежнее время, как я помню, поезжане вступали друг с другом в борьбу, и более проворные старались одолеть противника, резали сбрую, хвосты лошадей. Осилив слабого более сильные старались скорее скрыться, и победители считали себя счастливыми Ныне этот грубый обычай применяется весьма редко.

К приезду невесты собирается много народу (из молодежи, женщин и детей). Первыми встречают невесту мать жениха и близкие родственницы. В некоторых местах молодую встречают с медом и маслом (дают по ложке отведать). На землю иногда бросают подушку или стелют ковер, чтобы молодая в первый раз ступала не на голую землю. Имущество невесты вносится в ту клеть, которую ей дали в калым, и молодые там на лето помещаются. На другой день молодая в сопровождении девушек из родни идет к реке за водой, а в некоторых местах в сопровождении толпы молодежи вообще. Около воды молодежь играет на музыкальных инструментах и происходит пляска. Родители жениха дарят невесте какой-нибудь домашний скот (овцу, телку, жеребенка), это называется таянчык (вещь для упирания). В прежнее время невеста, слезая с экипажа, упиралась на спину даренного ей животного. Невеста кладет на голову или на рога животного полотенце или сшитую рубашку ака? апмак , которые идут в подарок отцу жениха. Погостив 2-4 дня, все родственники невесты уезжают. Родственники и знакомые жениха приглашают молодых в гости (на обед, чай), при чем молодая дарит каждого хозяина полотенцем. Молодые родственники и товарищи жениха дарят невесту деньгами, чтобы она от них не пряталась, это называется к?ренеш (показание). Во время весеннего праздника "Сабан" (праздник плуга) молодушки в первый год дарят полотенцами, которые даются первой лошади (как приз).

IV. Браки между родственниками

Допускаются у татар браки и между родственниками, но они всегда бывают лишь в порядке обыкновенного сватовства, то есть по желанию родителей сторон. Ни похищение, ни самовольный уход девушки к жениху между родственниками не практикуются.

Магометанский закон допускает браки и между двоюродными, но не ближе. При вступлении в брак двоюродных предпочитается, чтобы лица служащие родственною связью брачущихся, были разного пола, то есть у одного отец, а другого мать (или наоборот) должны быть родными. Но все же брачные союзы между такими близкими родственниками заключаются не охотно и редко, и то лишь из-за каких-нибудь значительных выгод (особенно материальных). Татары приписывают разные недуги таких супругов и их детей близкому родству. Я знал случай (в Тетюшском уезде), как парня женили на двоюродной сестре. У невесты по вступлении в брак долгое время болели глаза По желанию сторон без всякой распри брак был расторжен; муж женился на другой, и она вышла за другого.

У татар, как и у прочих инородцев Поволжья, стороны невесты не считаются родственниками. По этому младшие братья часто женятся на снохе после умершего старшего брата. Впрочем есть и такие случай, как старший брат женится на снохе (на вдове умершего младшего брата), но это бывает очень редко.

Два брата женятся на двух родных сестрах, что бывает очень часто. Даже овдовевший отец с сыном могут жениться на родных сестрах. В Елабужском уезде я знал случай, что овдовевший отец женился на свояченице своего сына (от первой жены), при чем сын был женат на старшей сестре, а отец, как овдовевший после женитьбы сына, женился на младшей сестре. От такого брака происходило практическое неудобство в почитании той или другой за старшую и в распределении между сестрами домашних работ. Старшая сестра не желала услуживать своей младшей сестре (мачехе мужа), а старик отец желал, чтобы его молодая жена, как хозяйка дома, была распорядительницей, и чтобы все другие почитали ее — как старшую.

Очень часто бывает, что сын женится на сестре своей мачехи (на свояченице отца).

У татар бывает много случаев, когда овдовевший женится на свояченицеВторую дочь выдают за овдовевшего зятя только в том случае, если с первой жили хорошо. Выдать вторую дочь за овдовевшего зятя многих заставляет положение оставшихся от первой дочери детей-сирот.

Имя свояченицы слышится и в песнях татар (балдызым-ялгызым), а также и обращение свояченицы к зятю (?изн?к?й).

Иметь в одно время женами двух родных сестер не дозволяется.

Бывают случай, как сын женится на падчерице отца, то есть дочери мачехи от первого мужа.

V. Многоженство

Хотя магометанский закон и допускает многоженство, но более одной жены имеют очень немногие из татар. О невыгоде иметь двух жен сложилось много поговорок, в роде ике яхшы, бер тыныч (при двух хорошо, при одной спокойно); Тыштагы буранга чыдап була, ?йд?ге буранга чыдап булмый (Буран на дворе терпеть можно, а буран в избе — не возможно).

Главным поводом к двоеженству служит бездетность жены, почему бездетные татарки взыскивают всевозможные средства, чтобы иметь детей. С этой целью обращаются к разным ворожеям, татарским ишанам. Часто муж сам возить бездетную жену по знахарям, а иногда родители жены принимают участие в изыскании средств для дочери. Фукс говорит, что очень немногие из татар имеют более одной жены. По его наблюдениям между имеющими более одной жены татарами встречаются люди совершенно бездетные, а другие наоборот бывают многодетными.

Вторую и третью жену берут татары всегда по сватовству.

VI. Развод

Брак может быть расторжен или по взаимному соглашению супругов, или только по воле одного мужа, или же, наконец, по требованию жены.

В первом случае условия развода зависят от взаимного соглашения. Жена может полностью взять или оставить за мужем не уплаченный во время бракосочетания калым и прочее свое имущество.

Во втором случае, когда муж без всякого повода со стороны жены желает дать ей развод, то он уплачивает весь калым. Кроме того до определения беременности ее, на что полагается определенное число месяцев, в случае же беременности — до ее разрешения муж обеспечивает жену содержанием, так как она до истечения сего срока не может выйти за другого. В третьем случае, если со стороны мужа при дознании окажется достаточный повод к расторжению брака, то жене дается развод и она может требовать свой калым и на содержание, как во втором случае. Без законных оснований жена не может требовать развода. Ребенку при матери тоже назначается содержание смотря по состоянию. На разведенной жене снова можно жениться (до 3-х раз), что бывает очень часто.

Нарушение супружеской верности замужней женщиной принадлежит к числу нестерпимых оскорблений в отношении мужа; для восстановления своей чести, муж дает всегда развод и удерживает калым и все вещи, добытые совместными трудами и женится на другой.

VII. Юридическое положение жены в магометанской семье

Вступление в брак (супружество) в исламе считается обязательным по Корану и по Сунне, то есть заповедям Магомета.

Т?н?кк?х?, т?з?вв?ж?, т?в?лл?ду (вступайте в брак, женитесь, рождайте детей) и ?никах с?нн?ти ф?м?н р?гыйб гань с?нн?ти ф?л?йс? минни (брак есть из моей сунны, кто отвращается моей сунны, тот не из моих последователей). Поэтому среди мусульман не встречается ведущих холостую жизнь, что замечается часто у других народов.

Положение жены у татар в общем соответствует положению детей. Никакая тяжелая работа на жену не возлагается. Татарка не пашет, не боронит и не косит. Участвует лишь в жнитве и молотьбе хлеба, а зимой и в молотьбе участвует редко. Отправляясь куда-нибудь, татарка всегда сидит на подушке. По убеждению татар, тело женщины, как предмет нежный, не должно грубеть; поэтому она должна ходить постоянно обутою. Пред обществом, судом, интересы жены защищает муж. В Казани у богатых татар жена служит предметом украшения и удовольствия.

Ислам требует ласкового обращения с женщиной. Магомет является везде их защитником и оставил после себя множество изречений (х?дис) в защиту прав женщины В Коране есть строгие указания, требующие также ласкового обращения с ними и ненарушения их прав. Магомет и в предсмертном завещании напомнил своим последователям, что одною из их обязанностей является не причинять обид своим женам и в уплате следуемого им калыма.

В браке татар строго предусмотрена и юридическая сторона дела. Если невеста до свадьбы или до первого приезда жениха умирает, то калым возвращается. Если женщина в замужестве умирает, оставив детей, то калым поступает в пользу последних. Если умершая не оставила детей, то родители ее в праве требовать от жениха калым в полном объеме. По смерти мужа, до раздела оставшегося имущества   прежде всего уплачивается калым, как долг покойного.

VIII. О свадебных обрядах татар г. Казани

Свадебные обряды татар самой Казани, описанные лет 60 тому назад К.Ф. Фуксом, в научном отношении особенного интереса не представляют. В них нет ничего цельного и чисто-национального, а просто смесь обычаев и церемоний различных мусульманских народов востока России и бухарцев. Тут можно видеть и кусочек татарской свадьбы, и осадок бухарских и других азиатских обычаев, и потом русско-городское влияние. Причиною такого наслоения свадебных обычаев в Казани (пышные подарки, необыкновенное число блюд подаваемых кушаний и т.д.) является то обстоятельство, что г. Казань издавна служит рынком приобретений невест для богатых мусульман Азии. Заезжают с Нижегородской ярмарки, приезжают на Булак и ведут торговые сношения с Казанью бухарцы, сарты и среднеазиатские, сибирские, оренбургские, астраханские и другие татары. Пышный наряд, искусственная красота (пудра, белила, румяна) казанских татарок восхищают азиатских купцов; которые в прежнее время сплошь да рядом женились в Казани Оренбургские и сибирские купцы и в настоящее время женят своих сыновей в Казани. По всей Сибири и в Средней Азии торгуют казанские татары, которые также приезжают жениться в Казань. Весь этот пестрый элемент и заносил в Казань разнообразные обычаи, так как свадебные обычаи и церемоний по возможности соблюдаются по вкусу жениха, готовятся его национальные кушанья, национальная его обстановка (азиатская) и другие. Жених, добившись согласия невесты лишь за дорогой калым, не скупится и дорогими подарками для невесты и ее родных.

IX. К.Ф.Фукс о татарской свадьбе

В известной книге КФ. Фукса: "Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях" (Казань, 1844) описанию татарской свадьбы посвящается 19 страниц. Здесь описываются свадебные обряды татар г.Казани, во многом разнящиеся от обрядов прочих татар Поволжья. Фукс при составлении своей книги, по-видимому   не пользовался литературными трудами предшествовавших ему авторов о татарской свадьбе: по крайней мере нет указаний в его книге на какие-либо источники. Он больше руководствовался своими личными наблюдениями и сообщениями татар. Собственным наблюдениям автора были доступны лишь следующие случаи: 1) как татарки накануне свадьбы гостили в доме жениха; 2) как мулла совершал самый обряд бракосочетания в присутствии родителей сторон их родственников; 3) как происходил подобный же обряд в деревне, и как жених увез невесту из отцовского дома.

Большинство обрядов собственному наблюдению автора, как иноверца, были недоступны, кроме того Фукс знал по-татарски очень мало, что доказывается обилием ошибок в переводах и искажениями татарских слов, допущенных в его книге. Почему и добытые им сведения о татарской свадьбе были очень скудны. Вместо подробного описания свадебных обрядов и обычаев, пространно говорится о предметах совершенно посторонних, например тут же, в главе о свадебных обычаях, говорится о костюме и украшениях татарок, о разнообразных кушаньях (совсем не имеющих свадебного назначения), описывается внутренняя обстановка татарского дома Рассказывается даже о таких мелочах, как и на чем сидят, как татары здороваются с муллой, а татарки с его женою, и между собою, какими ложками едят, и как откашливаются после обеда и поскольку раз гладят бороды, и в какое время дня (часов) все это происходит и т.д.

Особенно долго и скучно описывается женский пир, происходивший накануне свадьбы в доме жениха. Это описание в книге Фукса занимает целых восемь страниц.

Между тем не говорится ни слова о других способах приобретения невесты (о похищениях, о самовольном уходе девушек из родительского дома к жениху), о времени обыкновенной свадьбы, о лицах, имеющих то или другое назначение во время свадьбы, о церемониях сопровождающих поездку жениха к невесте и невесты в доме жениха, о подарках жениха и невесты, о вещах, даваемых в калым и т.п.

Особенно сбивчивые показания замечаются относительно бракосочетания, например:

На странице 62 говорится, что брак совершается муллою всегда в доме жениха, тогда как бывает совершенно наоборот.

Страница 64. "Собранные деньги (подарки от гостей) отец понес к невесте, и, возвращаясь, сказал мулле, что дочь его деньги приняла". После этого объявления, тотчас призвал жениха, стоявшего в это время у дверей, и спросил, согласен ли также и он? Без сомнения, жених сказал: "да"... Потом идет разговор о калыме и начинается брачная молитва "Хотбе"... Все это не верно.

Страница 67. "Как ни жених, ни невеста не могут присутствовать при обряде то их отцы при свидетельствах, выбираются в доверенные для совершения бракосочетания и к ним уже адресуются как самому жениху и невесте. Если же нет отцов, то место их занимают ближайшие родственники, или хорошие знакомые".

Страница 68. "Иногда случается, что на другой же день он (жених) оставляет невесту и берет у муллы разводную"... Это тоже неверно, так как разводная дается и нужна только женщинам, для мужчин она никакого значения не имеет. Кто знаком с обрядами татар, тот заметит здесь ряд неверных сообщений, происходивших от недостаточного знакомства автора с предметом описания.

Вообще описание Фукса страдает неполнотою сведений о большинстве обрядах — с одной стороны, и излишним многословием — с другой. Из одного виденного факта делаются странные обобщения. Каждому замеченному обычаю татар придается свадебный характер...

Поэтому и само описание Фукса не представляет для науки чего-либо ценного. При массе ошибок и неточностей, допущенных автором по недостаточному знакомству с языком и бытом татар, Фукс своим описанием занес в литературу неверные понятия о татарской свадьбе, и хотя труд Фукса имеет за собой почтенную древность, отметить его недостатки в нашей работе о свадьбе казанских татар мы считали необходимым потому, что он влиял и продолжает влиять и доселе на лиц, пишущих по этому вопросу Во всех виденных мною позднейших описаниях татарской свадьбы большею частью повторяется все то же, что имеется у Фукса, при том — со всеми его ошибками и неточностями. Чтобы не быть голословным, укажу два примера.

Предо мною книга:

"Народы России. Татарское племя". Изд. "Досуг и Дело". С.П.Б. 1878 г. Автор ее хотя и не упоминает нигде о каких-либо литературных трудах своих предшественников, но, видимо, списывал с Фукса, сокращая его и повторяя его ошибки и недостатки. Желая придать несколько изменений виде своей статьи, автор несколько переиначил сообщения Фукса, чем сделал еще более грубые ошибки Фукс описывал обряды татар города Казани, а автор этой статьи говорит то же самое о татарах вообще (без различия).

Описанию татарской свадьбы посвящены страницы 17-21; здесь содержатся следующие известия: сколько законных жен и наложниц может иметь татарин по закону своей религии, как приезжающие на Нижегородскую ярмарку бухарцы женятся на молоденьких и бедных татарках, о запрещении жениху и невесте видеть друг друга до свадьбы, о калыме, о месте свадебных пиров, продолжительном пире татарок, о числе блюд свадебного ужина как гости откашливаются на разные тоны после свадебного пира в знак благодарности хозяину, о подарках гостей для невесты, о местах помещения невесты и жениха во время свадебного пира, о помещении молодых в назначенной для них спальне (после брака), о вторичном и следующих посещениях женихом невесты и об изыскании средств сделаться самостоятельным хозяином, о разводе, о правах разведенной жены на имущество умершего мужа, о вторичном и следующих браках с разведенной женой, о наследственных правах детей, рожденных от невольниц и отношение их к детям от законной жены.

А вот и другой пример — книжка М.Н. Пинегина, "Свадебные обычаи казанских татар" (Казань, 1891).

Описывая свадебные обряды татар г. Казани, он всецело повторил описание Фукса. Собственному наблюдению его, как иноверца, конечно не были доступны многие обычаи татар. Поэтому в составленном, более понаслышке и устаревшим сообщениям Фукса, труде его ошибки были неизбежны. Но тем не менее слишком грубых ошибок не замечается

Известия Общества археологии, истории и этнографии.
Том XXIII, вып.1. - Казань: Типолитография Императорского Университета, 1907. -С.1-38.